Normalis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Normalis » Свобода Слова (с флудом - сюда!!!) » Обсудить мирское


Обсудить мирское

Сообщений 61 страница 75 из 75

61

Феникс написал(а):

Получилось ли у них задуманное? В плане экологии, гармонии?

ооо  так быстро выводы делать не стоит. Там происходят противоречивые процессы. Народ сталкивается лбом между собой и с реальностью буквально во всем, даже в мелочах.

62

Феникс написал(а):

Получилось ли у них задуманное? В плане экологии, гармонии?

и еще много людей, которые полны своих иллюзий... Мало людей, которые отдают себе отчет в том, что на самом деле происходит. Совместная деятельность, столкновения интересов развевают иллюзии и люди похожи на тех битых, за которых трех небитых дают. Кому-то уже не отступить ибо некуда, кто-то целенаправлено прет в выбранном направлении... а кто-то  удаляется в созерцание, раздумья и более тщательную подготовку...

Отредактировано Wenerawera (2009-04-20 13:03:11)

63

И еще много людей, которые очень довольны тем, что им хотя бы временно удается выбираться из городской суматохи информационной и что есть возможность более чисто и спокойно подумать, и что природа в этом помогает.
НО...  есть и такие, которые теперь считают вообще все это грубой иллюзией  и отторгаютее от себя, как принесшую вред.

Отредактировано Wenerawera (2009-04-20 13:00:23)

64

http://i081.radikal.ru/0903/f9/a4ecc59aed2e.jpg
Долина Солнца

65

А назначение этой пирамиды?

66

Wenerawera написал(а):

Ну почему же не показывает?

Имелись ввиду информации из газет, да и в целом. Желательно проверять то, что тебе действительно нужно, а вера - это инструмент в Магии.

Wenerawera написал(а):

вот здесь мне непонятно. Разъясни подробнее свою мысль.

Люди приходят на землю за опытом и пониманием, и соответственно попадают в те ситуации, которые им нужны сейчас для развития. А значит ты всё равно выберешь лишь ту деревню, "которую надо", либо она станет такой.(ИМХО)

67

Как разбудить в себе вдохновение?

68

Wenerawera

Ну что есть вдохновение? По сути это ИСС. А раз это состояние сознания, то можно либо научиться переключаться между состояниями, либо ждать когда оно у тебя появится.

С уважением. Darks.

69

Darks написал(а):

научиться переключаться между состояниями, либо ждать когда оно у тебя появится

а есть ли практика, которая помогает сформировать это изменненное состояние сознания?

70

Wenerawera

Есть. :) Например можно накуриться :) :) :)

71

Darks написал(а):

Есть.  Например можно накуриться

кроме "ХА"... сказать нечего. )

72

Вот не удержалась. опять хочу поделится.
Меня очень впечатлила информация.
Человек ушел в лес за поиском смысла жизни и голодал около сорока дней. Вел дневник. Теперь, год спустя он публикует свой дневник вот здесь http://russkiychelowek.livejournal.com/

вот отрывок из его размышлений, который оказался актуальным для меня сейчас:

"Валяясь в палатке и размышляя, я пришёл к выводу, что необходимо кардинально менять свою жизнь (если я всё-таки когда-нибудь вернусь).

Человек не должен делать ту работу, которая не доставляет ему удовольствия.

Работа не должна ограничивать.

Все эти планы, распорядки, графики…

Человек должен работать столько, сколько ему хочется.

Казалось бы: тогда человек вообще не будет работать.

Но если человек любит свою работу, то он просто не сможет долго сидеть без дела.

Это его способ самовыражения.

И именно так надо работать.

Если же он, как и большинство, работает потому, что вынужден (надо деньги зарабатывать, семью кормить и т.п.), то это каторга.

Какой самоотдачи и инициативы можно ожидать от человека, которому главное отсидеть положенные часы и получить за это деньги?

Как резко возрастёт эффективность труда, если сделать работу средством самовыражения, доставляющим человеку удовольствие?!

И ведь надо-то, ещё в процессе обучения помочь человеку определиться с тем, что будет ему в радость. Сейчас люди выбирают работу в первую очередь из-за размера зарплаты. Потом идут престижность, возможность карьерного роста и т.п.

Но мало кто из них своими глазами видит, что именно ему придётся делать и понравится ли ему это.

Ну а ещё, если поразмыслить, в любую профессию можно добавить элемент творчества.

Человек должен ощущать себя творцом, понимать, что от него многое зависит.

Сколько романтики умудрялись влить в советское время с помощью кино в любую профессию, будь то строитель, монтажник-высотник, шофёр, токарь, сантехник, наконец.

Сейчас же люди стремятся вообще не работать (для них это не самовыражение), или работать как можно меньше, но им нужны деньги, и они вынуждены со скрипом приносить эту жертву.

Так не проще ли заранее показать человеку, насколько важна его работа, и насколько важно, чтобы он получал от неё радость?

Поэтому я решил, что если всё-таки вернусь, то займусь чем-нибудь творческим.

И не важно, сколько это приносит денег. Важно сколько это приносит радости и удовлетворения.

И, наверное, жить так людям мешает зависть: - У него всего в десять раз больше! Я тоже так хочу!

Но никто не задумывается, что это бег в никуда, попытка удовлетворить постоянно растущие потребности.

И всегда будет кто-то, кто получает ещё больше.

А ещё никто не задумывается над тем, что для этого ему приходится горбатиться, прогибаться, лезть по головам, грызть глотки.

А ведь вместо этого ты можешь ЖИТЬ ПО НАСТОЯЩЕМУ!

Просто не завидуй, не смотри на других, не сравнивай.

Живи так, чтобы это приносило тебе радость и  счастье.

Ведь это так просто!

А продавать свою жизнь, чтобы купить самую распоследнюю модель мобильника или автомобиля – глупо!

Всегда будут появляться всё новые, а жизнь имеет неприятное свойство – заканчиваться."

73

оттуда же из дневника голодающего отшельника:
"Кто-то скажет, что человек всегда склонен искать наименее полезное для общества занятие, но это не так. Человек склонен искать наиболее приятное для себя занятие.
И беда современного общества в том, что оно не может совместить это с пользой для общества."

74

Размещаю вот здесь вот такую вот статью. Возможно надйется собеседник по этой теме

Купите смерть в любой аптеке

Оперативная съемка в одной из кировских квартир, оказавшейся наркопритоном.

Почему наркотические таблетки в России продают без рецепта и кому это очень выгодно?
Николай ВАРСЕГОВ — 20.04.2010

В кабинете следователя сидела подозреваемая - неопрятная женщина 35 лет с высшим образованием. Заторможенно и несвязно рассказывала свою историю. До того как попасть сюда, женщина сама работала в милиции дознавателем. На вопрос своего коллеги-следователя, где и когда впервые попробовала наркотик, отвечала, что уже и не помнит. Когда женщине дали прочитать и подписать протокол, она долго глядела в него мутным взглядом полуграмотной дурочки, никак не могла понять и наивно спрашивала: «А что это за бумаги?»

Эта история недавно случилась в УФСКН (Управление федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков) по Кировской области.

Подозреваемая не прикидывалась идиоткой, уверены следователи наркоконтроля, именно так разлагает мозги новый наркотик дезоморфин, который сейчас широко захватывает всю Россию. Дезоморфин куда опаснее даже героина. Привыкают к этому наркотику буквально с первого, со второго раза. Срок жизни дезоморфинщика до двух, максимум до 4 лет. Но, главное, наркотик легкодоступен любому школьнику. Надо в Интернете прочесть рецепт приготовления, он очень прост. Купить в любой аптеке кодеиносодержащие таблетки - 25 - 30 штук на одну дозу (дешевые и без рецепта), купить еще несколько известных ингредиентов (по понятным причинам мы их не называем. - Ред.). Весь набор обойдется в 100 рублей. И заварить, запарить гремучую смесь.

Впервые дезоморфин - «крокодил» в среде наркоманов - был открыт, выявлен в Кировской области и Республике Коми в 2003 году. А уже через год-другой охватил всю страну без всякой рекламной кампании. По словам сотрудников Госнаркоконтроля, случилось это потому, что они, сотрудники, практически уничтожили всю героиновую мафию, вот и пришла в Россию новая смерть на смену героиновой.

Если героин был доступен далеко не всем из-за дороговизны, то дешевенький «крокодил» завоевал - применим газетный штамп - любовь и признание в самых широких кругах населения.

По словам одного из ведущих специалистов-наркологов Кировской области, Павла Варсегова, размах беды значительно шире, чем это отражено и в без того кричащих сводках Госнаркоконтроля. И даже разгульный вятский алкоголизм, по мнению того же Варсегова, ныне выглядит почти безобидно на фоне потребления дешевых наркотиков.

- Среди моих пациентов есть даже люди солидные, с высшим образованием, - рассказывает Павел Вячеславович, - которые подсели на наркотик совершенно случайно и не желая того. Особенно попадают женщины, как менее наркоустойчивые. Врач ей прописывает от головной ли, спинной ли боли, от невроза ли… известные кодеиносодержащие таблетки (дешевые, без рецепта). А это, по сути, легкий наркотик. Женщина быстро привыкает и скоро уже не может без препарата, все увеличивая ежедневную дозу. Эти таблетки придают бодрость, настроение улучшают, а без них - уже страх и депрессия!

Полагаю, что очень много таких вот сокрытых наркоманов теперь. Ведь далеко не всякая, скажем, учительница осмелится признаться врачам, что подсела на такой-то препарат.

В школах и особенно на дискотеках подростки также начинают с этих таблеток путь в наркоманию. А скоро им не хватает кайфа, и тогда переходят уже к изготовлению дезоморфина, то есть добыче более злого наркотика все из тех же таблеток. Они же не знают, что это уже та стадия, из которой выход - только на кладбище.

КАК ЛОВЯТ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ СМЕРТИ?

Бороться с дезоморфинщиками закон практически не позволяет, поэтому наркоконтроль ловит их самый мизер. Делается это так. Поступает сигнал, что по такому-то адресу варят дезоморфин. Но ведь без санкции туда не войдешь, и опергруппа ведет наблюдение из засады. Видит, что в подозрительную квартиру заходят определенные типы. Теперь надо ждать, иногда до восьми часов, пока они откайфуют. После на выходе наркоманов следует задержать, но подальше от дома, чтобы не заметил хозяин наркопритона. Потом задержанных уже в кабинете надо склонить к покаянию и сотрудничеству со следствием. Как это делается, я не знаю. Стены и полы следовательских кабинетов Кировского наркоконтроля (я внимательно посмотрел) вроде бы не забрызганы кровью.

Потом уже с помощью раскаявшихся надо как-то собрать доказательства для суда по делу наркобарыги. Иногда, по словам офицеров Кировского наркоконтроля, на это уходит от пяти до восьми месяцев. Однако только в прошлом году на Вятке накрыли 65 притонов. Если в городе эти задачи еще как-то решаемы, то в поселках и деревнях работать практически невозможно. Там появление всякого незнакомца сразу же вызывает подозрение у наркоманов. И даже глубокой ночью подлые собаки тут же предупредят о появлении чужаков.

В то же время варка «крокодила» сопряжена с резкой и хорошо знакомой для спецов вонью. И если бы закон позволял ломать дверь уже на запах наркотика, наркопритонов накрывали бы в разы и в разы больше. Однако на дворе не 37-й год, жесткость недопустима. Потому люди гибнут не в лагерях, а в наркопритонах, хоть и в тех же количествах. За массовое истребление населения производителей и торговцев дезоморфином карают штрафом до 40 тысяч рублей и в редких случаях тюремным сроком на один-два года.

Потребители же дезоморфина облагаются штрафом от 500 до 1000 рублей. А если уж чересчур буянят, то могут сесть на 15 суток.

По словам офицеров Кировского наркоконтроля таблетки и дезоморфин из них многие потребляют прямо на работе. Кировская ГАИ, например, то и дело ловит наркоманов за рулем, включая таксистов. Их выдают красные глаза, которые водители прячут под черными очками даже в пасмурный день. Нельзя исключать, что люди других профессий - иные пилоты, например, и авиадиспетчеры - тоже сидят на таблетках, притупляющих разум.

Но главные потребители дезоморфина, конечно же, молодежь. И многие молодые люди уже не способны работать по слабости разума и содержать малолетних детей. Они воруют по супермаркетам кофе, конфеты, рыбу в упаковках и прочий продукт. Ворованное сбывают по дешевке рыночным барыгам или в уличные киоски.

Есть мнение: наркоманы - недочеловеки, пущай подохнут от своей дури, другим легче будет. Ой ли?! Ежели несмышленых детей у нас изначально втягивают в наркоманию таблеточками, от которых у деток быстро дряхлеют мозги, можно ли говорить, что сами дети в том виноваты?




Из таблеток, продающихся в любой аптеке, и обычных средств бытовой химии варят наркотик дезоморфин. Он еще страшнее героина, потому что дешев, прост в изготовлении и невероятно быстро лишает человека разума. А потом и жизни...

«НАШЕ ЛЕКАРСТВО НАРКОТИКОМ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ!»

Казалось бы, чего проще - запретить наркотические таблетки и проблему закрыть. Я опросил аптекарей: есть ли замена кодеиновым препаратам? Еще как есть! И по цене они не дороже. Но наркоманы же их покупать не будут, а следовательно, доходы фармацевтики резко снизятся. А ведь только, например, по Красноярскому краю за последние годы с изобретением «крокодила» население стало закупать наркотических таблеток более чем в 11 раз! Это данные Госнаркоконтроля. В прошлом, 2009 году в Красноярском крае от наркотических таблеток умерли 320 человек (только выявленные смерти). По России эту цифру можно смело умножить на 50, а то и на 100.

Но точные цифры падежа наркоманов установить трудно. Умирают ведь от причин побочных - от закупорок вен, разрушения организма и просто, сходя с ума, кончают самоубийством.

Еще в 2007 году Кировский наркоконтроль отправил письмо в Минздрав Зурабову: мол, население вымирает от наркотических таблеток со страшной силой. Отпускайте их хотя бы по рецептам!

На что получили ответ: «…кодеиносодержащие лекарственные препараты не являются наркотическими средствами… Однако, учитывая случаи злоупотребления указанными лекарственными средствами, Минздравсоцразвития России… предусмотрел норму отпуска до двух упаковок всех безрецептурных лекарственных средств, содержащих наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры».

Почитайте внимательно: препараты, содержащие наркотические средства, не являются наркотическими средствами - следует из ответа Минздрава.

Тут же расписываются достоинства препаратов - они и от кашля, и от невралгии, от лихорадки, от любой боли и вообще, мол, от всякой хвори.

Понятно, что «норма отпуска без рецепта - 2 упаковки» - это ответ для дураков. Аптекарши в Кирове побожились, что соблюдают норму отпуска, но они же «каждую рожу не запоминают». Гражданин может подойти через две минуты, и ему повторно отпустят. Наркотических таблеток, по словам тех же аптекарей, продается в последнее время ну очень много! Иные граждане их глотают горстями, не отходя от аптеки: «Вот, посмотрите, сколько пустых упаковок в урне перед аптекой с утра набросано!»

Спустя год, когда медициной стала командовать Голикова, Кировский наркоконтроль уже ей отправил SOS:

«ВЫМИРАЕМ ОТ НАРКОТИЧЕСКИХ ТАБЛЕТОК! СДЕЛАЙТЕ ИХ ПО РЕЦЕПТАМ!»

Ответ был получен, как и в прошлом году, слово в слово: «…кодеиносодержащие лекарственные препараты наркотиками не являются...» Отчего надо сделать вывод, что из множества регионов в Минздрав поступает крик: «ПОЩАДИТЕ!» И на что у Минздрава для всех забит в компьютере стандартный ответ типа: наши лекарства наркотиками не являются.

Тогда Кировский наркоконтроль попытался отправить в Москву челобитную через саму Марию Гайдар - вице-премьера по социальным вопросам и здравоохранению Кировской области! Но Мария Егоровна завернула письмо без всякого объяснения.

Автор тоже отправил письмо Марии Гайдар: "Почему Вы не подписали, не выступили супротив свободной продажи наркотических препаратов?"- но ответа пока не получил.

Тысячи россиян начинают путь в наркоманию совершенно случайно и часто не желая этого.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Было бы удивительно, если бы фармацевтические компании перекрыли сами себе денежные потоки от наркотических таблеток, спрос на которые возрос более чем в десяток раз! А это же виллы в Ницце, детки по «заграницам» и прочая радость жизни! И не беда, что теряют разум и дохнут тысячи, тысячи россиян, это же, как лес - ресурс самовосполняемый благодаря мудрой демографической политике.

Иеромонах Анатолий Берестов в своей книге «Легальная наркоагрессия в России» пишет, как хитрят фармацевты, чтобы упростить наркоманам задачу по добыче кодеина. Известные и широко рекламируемые ныне таблетки делают так: одна половинка таблетки содержит кодеин, другая половинка - вспомогательные вещества. Наркоманы, понятно, глотают наркотик кодеин, вспомогательное выбрасывают. В упаковке 12 таблеток. Стоимость - около ста рублей. Средний наркозависимый человек съедает в день три упаковки. Ежели каждый день миллионы наркозависимых выкладывают по 300 рублей только на этот кодеиновый препарат, то прибыли у фармацевтов такие, что им завидуют самые успешные наркобароны!

Потому, какие бы письма с мест ни писали в Минздрав о размахе беды, какие бы статьи на эту тему мы ни печатали, «борцы за наше здоровье» будут насмерть стоять, утверждая, что данные препараты не наркотические! Что отдельные журналисты и граждане нагнетают психоз, извращают факты!

Но примите хотя бы совет: не покупайте кодеиносодержащие вещества, как бы врачи вас ни умоляли об их покупке. Не заглушайте боль наркотическими таблетками. Лучше раз потерпеть, чем потом мучиться всю жизнь от наркозависимости. Расскажите своим ли, чужим ли детям, насколько все это страшно.

75

А вот ребятки вам еще... не из форумской жизни... а из реальной...
Для справки: Ярослава Танькова - корреспондент Комсомолки. есть у нее хобби такое  - на своей шкуре испытывать...
Читайте...

Гулящие люди

Кто они: отбросы общества или последние романтики эпохи? На этот вопрос пытается ответить наша журналистка Ярослава ТАНЬКОВА, которая неделю прожила среди самых отпетых обитателей московских трущоб

Ярослава ТАНЬКОВА — 27.03.2002

«Полоса отчуждения» - так официально называются десятки метров вокруг железной дороги. Это означает, что здесь не может быть жизни. Здесь запрещено строить жилые дома, не селятся птицы, а под слоем ядовитой пыли гибнут деревья и трава. Но именно здесь в подземельях и у костров разрастаются города бомжей. Здесь рождаются и растут их дети. Они не умеют жить по-другому. Загнанные и беспомощные поодиночке, они собираются в своих «городах» и пополняют огромную армию отверженных. Эта армия увеличивается день ото дня, и ее опасаются даже милиционеры. Ведь большинство бомжей XXI века - не безобидные спившиеся алкаши, а закаленные страшными условиями жизни и обозленные на весь мир люди. У нас под боком развивается параллельная «цивилизация». Для них строят приюты, у многих из них есть свои дома, у некоторых - даже семьи. Но по какой-то причине бродяги предпочитают жить здесь, в холоде и грязи. И бороться с этим, видимо, бесполезно. Для начала надо выявить эту причину, понять, кто они - жители полосы отчуждения?

Поджаренная заживо

В 5 часов утра я поняла, что не чувствую правой стороны тела. Обе правые конечности буквально занемели от холода. Левую же прямо через куртку и картонную подстилку нестерпимо жгло раскаленное железо огромной трубы теплотрассы. Именно благодаря этим трубам, идущим вдоль путей Ярославского вокзала, здесь, за дальней платформой, основался один из бомжовых «городков» столицы.

На костре, разводимом посреди поляны-«пятака», только готовят. А согреваются на трубах, заваленных ветошью. Спать на такой «кровати» надо вертясь, как шашлык, чтобы прогреваться равномерно. Поначалу я так и делала, но к утру, задремав покрепче, проспала сразу около часа - и вот результат. Разминая закоченевшие конечности, скачу к костру.

- ...Твою за ногу, - тихо матерится у еле тлеющих досок 17-летняя похмельная бомжиха Ирка. - Опять штаны прикипели и башка трещит.

Скалясь от боли, девица потихоньку отдирает от ляжки пропитанный застывшей сукровицей кусок джинсовой ткани. Вечером спьяну уснула на голых трубах и обожглась до лопающихся волдырей. У большинства бомжей ноги в таких заживо поджаренных ранах. Заживает, как на собаках.

Подсаживаюсь к костру. Кто-то из мужиков галантно предлагает мне выпить одеколона «Цветочный», который бомжи называют «колокольчиком». Нет, одеколон я, пожалуй, пить не буду. Но во всем остальном отныне я леди-бомж, и моя задача - понять кайф, который получают «соплеменники» от бездомно-нищенской жизни.

На поиски приключений я вышла вчера вечером. Старая куртка, платок, на ногах что-то безумно-розовое - в общем, тетенька «секонд хэнд». На площади трех вокзалов познакомилась с беспризорниками-подростками. Они меня и привели перекантоваться пару дней. Бродяги, конечно, чувствуют, что не своя, но здесь особо не принято задавать вопросы. Тем более что я принесла продукты.

Вечером было даже забавно: запах костра, адреналин от предчувствия приключений. Но сейчас на тусклом промозглом рассвете «жизнь дала трещину». Очень холодно. Порывы ледяного ветра пробирают до костей и уныло гремят застывшим на утреннем морозе полиэтиленом, которым бомжи накрываются от дождя и снега. От холода они просыпаются рано, плетутся к огню за спасительной дозой «колокольчика» и бутербродом с оставшейся с вечера застывшей гороховой кашей.

Все население «пятака» - пара десятков опухших, сизолицых с похмелюги и холодрыги взрослых и парочка подростков. Переговариваются тихо. Больше кашляют. Пытаются стрельнуть друг у друга сигарету. Некоторые нахохленно замирают у огня, другие расходятся по делам.

- В Новосибирск скоро поеду, знакомые приглашают, - рассказывает Ирка. - Еще меня в Крым подружка звала...

Врет. За вечер я поняла, что у бродяг очень модно рассказывать про каких-то мифических друзей, которые зовут их в гости во все концы планеты. Но сами бомжи, мол, то на поезд опаздывают, то просто не хотят покидать родной костер. Ирке 17 лет. Стаж бомжевания - 7 лет. Она даже симпатичная. Но вместо передних зубов торчат несколько сгнивших и сколотых дружескими кулаками «пеньков».

Секс при детях - это «школа воспитания»

Откуда-то из-под вагонов появляется чумазый малыш Кристин.

- А, маленький Мук! - радостно встречают мальчишку взрослые. - Как спал? Хочешь конфетку?

Кристин - всеобщий любимец. Очень красивый 7-летний мальчик, похожий на девочку. Сын Гали-молдаванки. Мать приехала на заработки, но торговля не пошла. Задолжали за квартиру. И три года назад сбежали, оставив хозяевам в залог все документы. Таких здесь много: «бизнесмены», приехавшие покорять столицу и «временно прописавшиеся» на трубах.

Ночует Кристин в заброшенной будке стрелочника, куда его из жалости забрал главарь местной тусовки Леша. Главарю 35 лет, он единственный прилично одет. С ним ведутся переговоры о работе для местной братии. С ним спит самая симпатичная из бомжих - молоденькая длинноволосая Неля - тоже разорившаяся предпринимательница с Украины. Кристик спит с Нелей и Лешей на одной кровати. Он понятия не имеет, что на свете есть белые простыни, но хорошо знает, как взрослые занимаются сексом. «Ничего, настоящим мужиком вырастет», - смеются обитатели костра.

В это утро я вычислила первый «плюс» бродяжьей жизни - необязательно следить за собой. Большинство никогда не чистят зубы и умываются, только если есть настроение. В туалет ходят без бумаги «за будочку». В том же закоулке, если приспичит, занимаются любовью. Моются же, только когда кто-нибудь из алкашей в гости пригласит. Причем в городе есть специальная баня для бродяг. Они называют ее «прожаркой». Но ходить туда не любят. «Не уважают нас там», - говорят.

К полудню у костра пустеет. Все расползаются на заработки. На «пятаке» остаются Кристин с мамой на хозяйстве да парочка самых больных от похмелья. Я увязываюсь за подростками, которые идут в метро попрошайничать. А заодно обещают мне провести «экскурсию» по миру местных бродяг.

Беспризорникам нужны не деньги, а воля

Оба пацана на улице по пять лет. Толя - из Воскресенска. Маму-алкоголичку лишили родительских прав, а папина вторая жена Толика недолюбливала. Вот он и сбежал. Игорь ушел из детдома в Белгороде.

Не успеваем мы выйти на вокзальную площадь, как мальчишки с радостными возгласами обнимаются с пареньком-беспризорником лет 12. Из разговора становится ясно, что он - одна из недавних жертв антибеспризорниковской кампании.

- Небо, ты откуда?

- Со стардома. Две недели в больнице держали. Приюты забиты. Ну нас и отправили в стардом. Я оттуда вчера же вечером сбежал.

Прозвище Небо 12-летний Денис заработал за непомерную любовь к токсикомании. Постоянно обнюхавшийся клеем - «в небесах» витает.

- И когда уже менты прекратят по путинскому указу выслуживаться, - ухмыляется Толик. - Ну не нужны беспризорникам приюты. Парни ложки за обедом тырят, замки на оконных решетках вскрывают и прямо в пижаме бегут. Здесь я никому не должен: напопрошайничал, клея нанюхался - и хорошо. А там накормят, оденут - и все равно плохо. Кормежку-то отрабатывать надо: таблицу умножения учить, воспитателей слушаться...

У входа в метро на станцию «Комсомольская» Игорь показывает на тусующихся меж колонн теток в дорогих шубах.

- А вот у этих «мамок» наши девчонки-беспризорницы зарабатывают. На путях целый купейный вагон арендован для обслуживания клиентов. А это в рваных колготках бомжихи-проститутки самые дешевые - «Кооператив сосулька». Только многие из них «кидалами» работают. Обещают минет за пять рублей, за угол заводят, а там пацаны-вышибалы морду бьют и карманы чистят. Так же работает и большинство малолеток.

- А это Игорек, - парни исподтишка показывают на серенького мужика, топчущегося возле схемы метро. - Он вокзальных мальчишек гомикам продает. Бешеные «бабки» зарабатывает.

Перед беспризорниками с симпатичными мордашками взрослые педики на коленях стоят, чтобы те хоть на одну ночь за пачку долларов согласились. Но если кто хоть раз пойдет, то с ним нормальные пацаны перестанут курить, есть из одной тарелки и дышать клеем из одного пакета.

Впрочем, уличный фольклор полон историй о мальчиках, которым удалось так выйти в люди. Их забирали домой, пользовали, как обычных любовниц, обували, одевали, покупали документы, компьютеры, плейеры и, наконец, квартиру. Конечно, став совершеннолетними, такие «Золушки» бросали благодетелей.

В переходе, привалившись к стене, попрошайничает подросток без руки (на самом деле рука есть, но «на работе» Лешка прячет ее под одеждой). Повторяется нежная сцена с обниманием и выяснениями - когда, откуда сбежал и где кого видел. Чуть позже на платформе встречаем еще двух девочек - худенькую 14-летнюю Аню и рослую, хорошо накрашенную 15-летнюю Кристину. Девочки развязно целуются с пацанами и сообщают, что «им по фигу менты, потому что у них есть документы - свидетельства о рождении у родителей сперли».

- У этих двух есть дом, а они предпочитают шляться, дышать клеем и трахаться за деньги, - рассказывают мальчишки. - Кристина, правда, из семьи алкоголиков. Любимица вокзальных ментов. Они ее, бывало, вечером забирали и только утром отпускали. А Анька вообще из приличной семьи. Просто не хочет жить дома, учиться.

Я прикидываю, сколько может заработать своим чумазым тельцем мелкая Анька. Ее же за второклашку принять можно. За доступ к такому худенькому ребенку богатый педофил дорого заплатит.

- Так они же на проституции должны бешеные деньги зарабатывать, - предполагаю я.

- Ой, да какие деньги! Нам, своим пацанам, за тюбик клея дают. А обнюхавшись, согласны и бесплатно. Бывает, правда, их отлавливают вокзальные «мамки» или свои же пацаны, продают. Но сами они не ищут. Предложит кто - пойдут. А так легче попрошайничать. Большинству же беспризорников по большому счету и деньги не нужны. Главное - воля, приключения, клеем подышать, ну в игровые автоматы иногда поиграть. Воля - это как наркотик.

Плохие менты заставляют жрать клей

- А однажды решили мы табачный киоск обчистить, - весело вспоминает Толик. - Там же, на Курском. Уже залезли, и тут менты подходят: «Да ладно, не бойтесь! Отпустим». Мы им две сумки блоками сигарет напихали. А они нам разрешили взять сколько надо и пять минут на то, чтобы смыться, дали. Так что хорошие менты бывают. Такие, бывало, приведут в «детскую» и говорят: «Вон на кушетке хоть выспись нормально и иди на все четыре стороны». А другие, наоборот, наловят пацанов, в шеренгу выстроят и заставляют карманы выворачивать, деньги на пол вытряхивать. Потом все, кроме десятикопеечных, себе забирают. И приказывают приседать по многу раз. А кто сопротивляется, грозят клей заставить жрать.

Хотелось бы верить, что это наговоры на доблестную милицию. Но слишком много я повстречала беспризорных свидетелей, которые, не сговариваясь, описывали мне одни и те же ментовские приемы. Например, желая наказать подростка, размазывают ему клеевую массу по голове или лицу.

- У меня полгода голова гнила, - Толик стягивает шапку и обнажает полулысый череп с нежно-розовыми следами от болячек. - Мент мне пакет с клеем на голову надел и сказал сидеть, пока не засохнет. Волосы в ком слиплись, задеревенели. Да еще зима на улице. Я так и ходил месяца три, пока из-под корки гной не потек. Потом в медпункт все же пошел.

12-летние убийцы кончают от крови

Я так привыкла, что мои провожатые по полчаса обнимаются и здоровкаются с каждым встречным чумазым существом их возраста, что очень удивилась, когда они проигнорировали целую компанию себе подобных. У вентиляционной решетки метро сидели три пацана, засунувшие физиономии в пакеты с клеем. Толик еле заметно кивнул. В ответ только влажный блеск глаз.

- А чего не поболтали? - изумилась я.

- Это Хан. У него своя компания, - неохотно пробубнил Толя.

- Да убийца он, - залихватски сплюнул на землю Игорь. - Нанюхается и бомжей бритвой режет. Просто так, чтобы не воняли. Пьяных выбирает или слабых. С клея-то «вставляет» так, что от любых сильных ощущений аж кончаешь. Драка, убийство - это сильные ощущения.

Я прокручиваю в мозгу минуту назад виденную картинку. Трое пацанят 12, ну 13 лет.

- Да они же мелкие совсем!

- Ха! На Хане несколько трупов бомжей и десятки ограблений обычных людей. Он - не мы. Клянчить не будет. Баллончиком в рожу и все снимает до трусов. А якшается со своими только, чтобы трепа поменьше было. Менты-то знают, кто убивает, но доказать мало что могут. Мы ж не свидетели. А свои его не сдадут. Да если и докажут, ему ж 12 лет всего.

- И много у вас таких?

- Димон, Мишка... Не, Мишку месяц назад посадили. Менты ж всю «мокруху» собирают и ждут, пока пацану 14 стукнет. А потом берут, на чем придется, и «раскручивают» по полной. Мишка с Курского вон года три гордился, что кровью руки моет, а сейчас на 8 лет сел, пацаны говорят.

Про своих соплеменников-убийц мальчишки говорят очень неохотно: «Ну да, любят издеваться. Девочек-шлюх бутылками любят подолгу тыкать, других пацанов лупят ни за что... Большинство терпит, потому что боятся». Но разговор этот явно раздражает моих провожатых и скоро глохнет.

Вот так часами шляться по вокзалам - это любимое занятие московских гаврошей. Но ближе к вечеру мои ребятки решили «поработать». Остановились у какого-то бара-ресторана, посетителей на «дядь, дай рубль» разводить. И я отправилась на вокзал искать честный взрослый бомжовский заработок. Очень не хотелось портить чистоту эксперимента и использовать припрятанные деньги. Увы, в первый раз я потерпела поражение. Язык не поворачивался произнести сакраментальное «не выбрасывайте бутылочку» или «вам не надо вынести мусор?», а ничего другого не приходило в голову. Зато мои беспризорники при встрече гордо продемонстрировали около трехсот «настрелянных» рублей.

А нынче нам нужна одна бабенка. Одна на всех

По дороге «домой» мы решили зайти в соседний с нашим бомжовый городок. В отличие от нашей эта стоянка известна всей округе. Здесь собираются не только бомжи, но и местные алкаши, наркоманы, малолетки клеем дышат. Милиция туда постоянно наведывается, но минимум по четыре человека.

- Прошлым летом одного мента там забитого насмерть нашли, - запугивали меня по дороге пацаны. - А еще парня убитого и изнасилованного с рукой поломанной и вокруг шеи завернутой.

Изобилующий страшными легендами «пятак» оказался огромным загоном из труб теплоцентрали с разлагающейся свалкой посредине. Как раз когда мы пожаловали, местные бомжи «праздновали бабу». То есть все по очереди пользовали местную нажравшуюся «в дупель» проститутку. Сначала - взрослые с презервативами, потом - обнюханная мелюзга просто так.

- Следующий! - с тупым ржанием выкрикивал из глубины кустов чей-то голос, и туда устремлялся очередной пацан. А тот, что кричал, «подтанцовывающей» походкой возвращался к костру.

В темноте еле-еле угадывались очертания голых раскинутых ног. У меня началась тихая паника. Во-первых, страшно. А во-вторых, это было уже очевидное подтверждение того, что мои нынешние «соседи» могут болеть чем угодно, включая сифилис, который передается бытовым путем.

А около костра, как будто ничего особенного не происходило, шла пьянка. В единственной закопченной кастрюле народ варил общий горох с тушенкой. С прибаутками брили наголо какого-то окончательно завшивевшего мужика. В качестве заигрывания посылали друг друга на х... и до упаду хохотали над тем, как бывший зек Саша в шутку сломал найденный на свалке костыль о спину Васи. И хором со всеми коктейль из «Колокольчика» и дешевой водки распивала Оля - 30-летняя брюхатая баба, беременная на пятом месяце двойней. «У нас тут столько отцов, что у всех должны двойни рождаться», - шутит кто-то в ответ на мое изумление. Оля - местная. Рожать будет, конечно, в больнице. Если успеет доехать. Первые месяцы комнату поснимает, а потом принесет детишек сюда, к костру. Или продаст.

(Окончание в завтрашнем номере.)

ТОЛЬКО ЦИФРЫ
По данным Международной организации труда:
30 - 50 тысяч беспризорных детей живут на улицах Москвы.
13 лет - возраст большинства из них.
1/3 этих детей занимаются проституцией и снимаются в порнографических фильмах.
10 - 30% занимаются воровством, торговлей ворованными вещами, распространением наркотиков.

Контекстная рекламаБегун

Гулящие люди

Наш специальный корреспондент Ярослава ТАНЬКОВА несколько дней прожила среди самых отпетых обитателей московских трущоб

Ярослава ТАНЬКОВА — 28.03.2002

(Окончание. Начало в номере за 27.03.2002 г.)

Итак, нашего журналиста приютили в бомжовом «городке» возле Ярославского вокзала.

За двое суток Ярослава научилась спать на трубах теплоцентрали и варить на костре гороховую кашу; поприсутствовала на «вечеринке», где пара десятков бомжей пили одеколон и пользовали одну проститутку на всех. Теперь предстояло научиться зарабатывать деньги...

В людях

«На ближних трубах кто-то умер. Перепил и замерз», - сообщили утром ходившие стрелять курево пацаны, когда я, стуча зубами от холода, подползла к огню. Меня охватило дикое уныние. Звук постоянно хлопающего на ветру полиэтилена навевал мысль, что вокруг не настоящая жизнь, а съемки фильма Тарковского.

У костра 30-летняя бомжиха Ксюха прокипяченным ножиком резала себе челюсть. Из-за больного зуба у нее воспалилась и сгнила надкостница. И вот теперь перед зеркалом Ксюха делала себе хирургическую операцию. Из сантиметровой раны текла черная жижа. От ужаса я окончательно проснулась.

- Да че ты дергаешься? - усмехнулась Ирка. - У нашей Ксени медицинское образование. Она у Алины с ближних труб роды прямо у костра принимала. Малыша здоровенького в детдом забрали. И сама Алина, вон, здоровее всех прыгает.

Когда я пыталась выяснить у Ксени, почему она не хочет жить дома и работать по специальности, та смотрела на меня с жалостью, как на больную: «Ну и чего я в своем Задрипинске за «нормальную работу» получу? А здесь свобода, меня уважают и помереть с голоду не дадут».

В это утро на «пятаке» было очень немноголюдно. Мужики отправились на разгрузку вагонов с куриными окорочками. «За это платят хорошо плюс окорочка, которые сможешь украсть», - объяснила мне Галя. Сама же она устроила грандиозную стирку. Вскипятила воду, насыпала в пластмассовое ведро порошка. Пожемкает-пожемкает вещь в мыльной воде и разложит ее на горячих трубах сушиться.

Я же еще вчера договорилась с Валей с соседнего «пятака» идти мыть вагоны. Дома я сейчас начала бы собираться на работу: причесалась бы, перед зеркалом повертелась, позавтракала... Я посмотрела на вчерашний горох в черной кастрюле и вспомнила ноги проститутки, развалившейся на трубах. Есть не хотелось. Ладно, вот заработаю...

Тарифы на услуги бомжей-мужиков примерно такие: разгрузка вагонов - по 200 - 300 на нос, разгрузка машины типа «Газель» - по 100, вынести мешки с мусором из кафешек - по 30 - 50 рублей за мешок. Мальчишки-беспризорники, частенько обчищающие карманы пьяных «соплеменников», говорят, что 500 - 600 рублей в день для взрослого мужика - норма. Тетки же в основном зарабатывают мытьем полов и сбором бутылок.

- Эх, не успела, за тобой сейчас приходили! - усмехнулась Валентина, завидев меня. - Менты приезжали самых трезвых и чистых забрать, чтоб полы в отделении помыли. Они, правда, если и дадут денег, то тридцатник, да из холодильника объедки.

Ну уж нет! За вагон мне обещали целых 150 рублей. Мы отправились в депо. По прибытии на конечную станцию проводники поезда обязаны вымыть весь вагон. За это им, собственно, и платят зарплату. Но многие предпочитают для грязной работы нанимать «рабов».

Крашенная перекисью водорода проводница плацкарта не смотрит мне в глаза, называет на «ты» и любое обращение начинает со «значит, так».

- Значит, так, коридор моешь с хлоркой, туалет - с двойной хлоркой, сиденья -поднять, матрасы - скатать, перчатки, ведро, тряпка, швабра - вот.

Тетенька отправилась пить чай, а я принялась за дело. После подкидывания пары десятков матрасов на высоту двух метров я вспотела. После выгребания грязи из вагона - устала. А после мытья унитаза... Еще недавно, будучи пассажиркой поезда, я старалась поменьше пить, чтобы не ходить в залитую мочой кабинку туалета. А тут мне пришлось драить его руками! Так вот, после мытья унитаза мне было уже все равно. За день я успела вымыть два вагона с перерывами на «посидеть». Вымоталась безумно. Заплатили 250 рублей - на полтинник меньше, чем обещали. Объяснение простое - «потому что». «Суки зажравшиеся» - искрой мелькнуло у меня в голове. Превращение началось.

Вечером у костра я пила купленное на свои кровные пиво и хором со всеми тянула местный гимн: «Я начал жизнь в трущобах городских, и добрых слов я не слыхал...» И вот тут, под хмелем, я с полным обалдением почувствовала драйв от такой бездомной, вольной жизни. Несмотря на холод, на усталость. Сама эта принадлежность к обособленному, тайному обществу, непонятость и обиженность сладко щемили душу. А слово «свобода» приобретало какой-то особый, революционный смысл.

Врата ада на станции «Новой»

Ночью пошел дождь со снегом. Полиэтилена у меня не было, поэтому утром я встала злая, в мокро-ледяных джинсах. Вспомнилась поговорка: «Головка бо-бо, денежки тю-тю, во рту - кака». После вчерашнего пива очень хотелось почистить зубы, поэтому завтракала я целиковой пачкой мятной жвачки. Ко всему у меня поднялась температура, однако малодушно бросать эксперимент в самом разгаре не хотелось.

- А есть в округе какие-нибудь бомжовые, дешевые гостиницы? - поинтересовалась я у пацанов-беспризорников. - Хоть денек в тепле полежать, отоспаться. А то заболею на фиг.

- Есть. В Рижском депо купейные вагоны. Проводнику платишь. Одно купе - 50 рублей в день. Кипяток - бесплатно. Матрасы, подушки, одеяла есть.

Я слазила в карман. После покупки жратвы на всех и пива от вчерашней получки остались полтинник и мелочь.

- Ой, а давай я тебя в бункер отведу?! - вскинулся Игорь. - Грязновато там, правда, но зато тепло. Это под землей. Место секретное, не «засвеченное».

«Грязновато там» из уст пацана, привыкшего жить на костре, пугали. Но уж больно мне хотелось взглянуть на подземелье.

Как выяснилось, бункер располагается тоже в «полосе отчуждения», только далеко от вокзалов, рядом с платформой «Новая» по Казанскому направлению. Метров 100 по необитаемой тропинке вдоль огромных труб теплоцентрали и...

- Пришли. - Мы останавливаемся у метрового бетонного куба, прикрывающего спуск теплотрассы под землю.

Дыра совсем узкая. Ползти надо вперед ногами, а нащупать землю мне не удается. «Наверное, надо прыгать», - решаю я и в последний момент слышу шипение:

- Левее бери, переваливайся!

При свете фонарика несколько метров приходится идти по едва выпирающему «шву» между бетонными плитами, опираясь на трубу, потом спрыгивать ниже, еще ниже. Наконец под ногами земля. Голова кружится от густого запаха затхлости и скисшего дерьма.

- Саня, держи собак! - орет в пустоту Игорь, и мы, согнувшись, пробираемся под трубами по темному коридору.

Под ногами какой-то жуткий хлам из тряпья, бумаг, пакетов. Потолок - косматый от бурых лохмотьев грязи. А впереди - огонь, прыгающие на стене тени и десяток грязных, со взлохмаченными волосами голов, повернутых в нашу сторону. Наверное, если бы Хичкок задумал снять ад, он не смог бы создать картину страшнее этой. Однако здесь живут люди.

Дети подземелья не умеют говорить

Двухметровая «комната», в которой живут шестеро взрослых, четверо детей и три собаки, отгорожена с двух сторон лежаками. Это большие деревянные двери, положенные поперек обеих труб и заваленные тряпьем. Здесь живут, постоянно лежа. В крайнем случае сидя. Ведь в полный рост в подземелье могут стоять только дети. А в закутке на одной из труб организован стол, где готовят и постоянно горит огонь. Светильник самодельный - жестяная банка, наполненная жиром с ватным фитилем.

- А ну пошел отсюда! - 26-летний Саня с размаху бьет по затылку мелкого, лохматого мальчугана, лезущего пальцами в огонь. - Куда ты свои грабли суешь? Прольешь - все сгорим на х...!

Ребенок ударяется головой о трубу и безмолвно забивается под лежак.

Саня в бункере главный, хотя и не самый старший. Но такие здесь правила: кто убежище нашел, тот и командует. У него тонкие, жесткие губы и очень красивые, длинные, хоть и грязные руки. Этими руками он постоянно поглаживает и придерживает двух злых, нервных стаффордширов. Место собак иногда занимает Санина любовница Наташка. Она на несколько лет старше его. С собаками они вместе ходят попрошайничать к метро. У обоих есть комнаты в Подмосковье.

Кроме того, в подземелье обитают еще двое мужиков и две женщины. Одна - Оля - с сыновьями семи и двенадцати лет, другая - Вика - с 6-летней дочкой Светкой и 4-летним сыном Ромкой. Они из разных городов России. Приехали в столицу за счастьем, а нашли «волю».

- Располагайся, будь как дома, - улыбается Саня, после того как Игорь поясняет мое положение, а я выкладываю на стол бутылку водки и кусок вареной колбасы.

- А где моя любимица? - интересуется Игорь.

- Светка в углу стоит - слопала шоколадку, а с братом не поделилась.

Я смотрю в темную, страшную даль подвального коридора и думаю, что умерла бы от страха, если бы в детстве меня поставили в такой «угол». Но Светка и Ромка родились в подземелье. Они никогда не жили дома и ориентируются в трущобах лучше, чем местные крысы и мыши. «Дети подземелья» Короленко - просто «цветочки» по сравнению с этими малышами. Светка - бесподобно красивая блондиночка с ясными голубыми глазами - с раннего детства ходит попрошайничать по электричкам. Раньше - за ручку с мамой. Теперь - самостоятельно, картаво распевая «Ветер с моря дул, нагонял беду». Ромка - не менее симпатичный малыш. Вот только зубы передние у него до сих пор не растут, да и говорить он начал только год назад, и то неразборчиво. Говорят, затормозил от шока - в раннем детстве его чуть крыса не загрызла.

Умрет ребенок - не страшно...

- Те, да пяик! - Из-под лежака высовывается худющая, как куриная косточка, детская лапка и тянет меня за штанину.

- Что-что? - непонимающе наклоняюсь я в темноту.

Смешной, лохматый Ромка лежит там в обнимку с грязной карликовой колли Кнопой.

- Да пряник он выпрашивает, пока Саня не видит, - переводит лепет подземного Маугли статная бомжиха Наташка.

Я протягиваю малышу сухарик и ласково глажу по голове. Ромка инстинктивно сжимается. Бьют часто. С его запутанных волосенок мне на руку прыгает жирная, черная блоха и тут же впивается. У детей все подбородки в кровь раскусаны подвальными насекомыми.

- У вас блохи и стаффордширы примерно одного размера, - усмехаюсь я.

- Ты еще местных вшей не видела! - радует меня Саня.

И я понимаю, что платок не сниму даже под страхом смертной казни. Пока компания распивает принесенную водку, с работы возвращаются последние несколько взрослых. Наконец все «семейство» в сборе. Начинаются подсчет собранных за день денег и обсуждение, что приготовить на ужин. Забытая малышня бесится между трубами. Играя в салочки, дети матерят друг друга по-взрослому. Вдруг 12-летний Лешка поскальзывается, падает и замирает с закрытыми глазами.

- Ну вот, опять припадок, - всплескивает руками его мать Ольга.

Год назад Леша попал под машину и сильно повредил голову. На лоб наложили 12 швов. Должны были обследовать мозг, но мать выкрала мальчика из больницы. С тех пор Лешка все чаще падает в затяжные обмороки.Скорее всего, у него в мозгу развивается гематома. А это грозит смертельным исходом. Когда я высказала свои опасения, Оля в ужасе округлила глаза:

- Что же делать?

- В больницу его класть.

- А сколько это займет времени?

- Может, неделю, может, месяц.

- Нет, не могу. - Оля поджимает губы. - Если бы на денек-другой, а так нам работать надо.

И тем не менее Оля любит своих детей. И Вика любит. Если это можно назвать любовью. Просто у них другие представления о ценности жизни. Дикие. Выживает сильнейший. А с нежизнеспособного детеныша надо хоть какую-то пользу поиметь. Умер - не страшно, нового заведут. С беременностями здесь проблем нет. Большинство рожали детей, но отдали их в детдома. Поэтому здесь не принято спрашивать: «Есть ли у тебя дети?», - здесь говорят: «Ты рожала когда-нибудь?»

Домашний очаг

- Сколько там натикало? - Саня, придерживая рычащую стаффордширку, роется на «столе». Над завалами поднимаются огромные рои мелких мух. Они забивают ноздри и попадают в глаза. Меня начинает тошнить. Наконец из-под объедков извлекается маленький механический будильник.

- Восемь часов. Пора бы ужин готовить. Кто пойдет собирать жир?

Идем мы с Мишей - молчаливым грузным бомжом. В руках - пластмассовая канистра из-под воды. На собранном жире бомжи разводят «долгоиграющий» костер для готовки прямо в подземелье. Подходим к палатке «Куры-гриль».

- Леш, привет, - басит Миша. - Мы за топливом.

- Ага. Ты мусор пока оттащи, - кивает молодой продавец в палаточке, вручая моему провожатому черный пакет.

Он забирает канистру и аккуратно сливает в нее ароматный куриный жир из подноса под вертелами с цыплятами. Потом внимательно, со сладкой улыбкой оглядывает меня:

- Хочешь курочки? Оставайся, покормлю. А будешь себя хорошо вести, деньжат подкину.

«Дожили! Ну и видок же у меня, раз за кусок жареной курицы «снять» пытаются», - думаю я, отрицательно мотая головой. Наконец подходит Миша, и мы идем к следующей палатке. Потом еще к одной и еще... Наконец канистра наполняется. Плюс к этому на помойке Миша подбирает мягкое сиденье от стула и какую-то тряпку. На что-то сгодится... С добычей мы возвращаемся в подземелье.

Жир наливают в большую жестяную банку и поджигают. Над ним вешают котелок с водой. Сегодня на ужин пельмени. Достаточно одного толчка, чтобы опрокинуть эту банку на пол. Горящий жир разольется, и тогда коллектор превратится в крематорий и общую могилу одновременно. Наверное, поэтому Саня заранее щедро раздает пинки малышне и приказывает не вылезать к столу, пока все не будет готово. Огонь страшно чадит. И у простуженных детей из носов начинают ползти густо-черные сопли.

- Ничего, вот скоро лето, переедем в Битцевский парк, - мечтательно вздыхают взрослые. - Мы туда каждое лето переезжаем, домик из полиэтилена делаем. Один - для вещей, другой - для кухни, третий - спальня. В пруду постирать можно и помыться. Хорошо!

Во время благостной беседы я наблюдаю, как под лежаками 4-летний Ромка раскуривает стянутую со стола сигарету, и боюсь сказать об этом. Жалко малыша,побьют же.

А справа от меня примостилась Светка. Она тихо что-то бормочет себе под нос и яростно выламывает ноги и голову найденной на помойке тайваньской Барби. Психологи говорят, что ребенок обращается со своими игрушками так, как, по его мнению, мир обращается с ним самим. Помнится, в «Детях подземелья» Короленко нищая девочка заботливо кутала подаренную ей богатую куклу. Эта же разрывает в клочья все попадающее к ней в руки. Я на прощание глажу Светку по золотым, густо усыпанным гнидами волосам.

- Полезешь спать - сухари выкладывай на стол, - видимо, из благодарности шепчет мне на ухо девочка. - А то крысы карман выгрызут и за руку могут тяпнуть.

Слава Богу, этот совет мне уже не пригодился. Я засобиралась домой. Хватит. Трех дней страшной вольной жизни мне вполне хватило, чтобы понять - вернуть к нормальной жизни бомжей практически невозможно. Человек может быть свободным, но у него остается то, что Кант назвал «нравственным законом внутри нас». Бродяги же, кто сознательно, а кто неосознанно, меняют свободу на волю и становятся ближе к животным, чем к людям. Ведь воля - это полная вседозволенность. И для познавших такой сильный «наркотик» обратной дороги нет.


Вы здесь » Normalis » Свобода Слова (с флудом - сюда!!!) » Обсудить мирское